Историческое развитие

Историческое развитиеДильтей пишет: «Тем самым возникло новое видение истории. “Речи о религии” Шлейермахера были открытием того, какое значение имеет несомая общим сознанием весть или сообщение прежде всего в сфере религиозности. На этом открытии основывается понимание Шлейермахером первохристианства, его критика Евангелий и его открытие субъекта религиозности, религиозных высказываний и догмы в сознании общины — открытие, которое составляет позицию его вероучения. Мы знаем теперь, каким образом под воздействием “Речей о религии” возникло у Гегеля понятие общего сознания как носителя истории — сдвиги такого сознания и делают возможным историческое развитие».

Метод, можно сказать, несовременный: нет исторического исследования, но нет и терминологического анализа. Последнее особенно вызывает сожаление, так как вопрос о терминологии Гегеля — кардинальный, а главное — очень своевременный.

От философа, вооруженного историко-философским методом, мы ждали бы если не уяснения генезиса рассматриваемого учения, то, по крайней мере, анализа его собственного развития, перемен в нем, диалектики его. На месте этого у Ильина встречаем приемы, которые должны быть названы Механическими: весь Гегель разложен на несчетное количество указаний и цитаток, приводимых вне связи с контекстом и вне хронологии. Нужно отдать справедливость автору: несмотря на крайнюю мозаичность его книги вследствие применения этих антиисторических приемов, чтение его книги не представляет особой утомительности. Не следует только подходить к ней со строгими требованиями логического анализа, а нужно брать каждую «тему», как она дается, т. е. конгломерат заметок, впечатлений, импрессий, и не критиковать получающееся «целое» впечатление, а воспринимать. Недостатком этого приема, с другой стороны, является то, что подолгу иной раз приходится, что называется, топтаться на месте. Со стороны богатства содержания и без того не очень обширное исследование Ильина в сознании читателя еще более сжимается. Наконец, отрицательной стороной этого приема, — по-моему, самой отрицательной, — нужно признать отсутствие терминологического анализа. Филолог с этим не может мириться. Отсутствие критики гегелевской мысли у автора — и есть следствие такого антифилологического пренебрежения терминологией. Едва ли нужно отмечать, что никто так не нуждается в подобном анализе терминологии, как именно Гегель, не только своеобразно применявший прежнюю терминологию — Аристотеля, схоластики, Канта, — но и вводивший собственную весьма самостоятельную терминологию.

Похожие записи

  • 20.07.2015 Выводные условия Конструируя свой «факт», Вы провозглашаете его «предпосылкой», и, как будто какое озорство содеяли, похваляетесь: да, предпосылка, не боюсь! Но когда очень уж так напирают: «не боюсь», […]
  • 31.05.2015 Приблизительность мышления Так как весь рассматриваемый отдел почти сплошь состоит из цитат, то первое, что обращает на себя внимание, это — большая свобода Эрна в передаче их на русский язык. Эрн сам отмечает, что, […]
  • 23.06.2015 Положительный результат Диалектика приводит к Положительному результату, так как она имеет Определенное содержание, или, иначе говоря, так как ее истинный результат есть поистине не Пустое, Абстрактное ничто, а […]
Новое на сайте
Галерея
10235 10254 10449 10620 10734

Copyright © 2015. All Rights Reserved.