Познавательная жизнь

Познавательная жизньПравило, конечно, нашей с Вами морали такое: живи, как хочешь! Но вот между прочими, — excusez du peu, — «формами» жизни есть и форма жизни Познавательная, самую эту задачу решающая. Такая «форма», может быть, не имеет прав на существование более любой другой формы, но, простите, не имеет она этих прав и меньше. Прекрасно — разрушить иллюзию преимуществ познавательной жизни перед другими формами и задачами жизни, но зачем познавательную лишать ее скромных прав? Так вот, для этой познавательной жизни вышереченная иррациональная данность — «начало» и «материал»: познание самой жизни — начало и материал. Точно так же, как для жизни религиозной все это материал теургии, для познавательной — государственного устройства, для торговой — купли-продажи, для животной — питания, для моралистической — усовершения, для поэтической, художественной и т. д., и т. д., везде — свое. Вот, например, Сократ — вовсе даже и не философ, как Вы правильно отмечаете, а «человек общественный», а вернее, моралист, как свидетельствует приводимая Вами цитата, а он, конечно, жизненных прав имеет не меньше, чем человек жизни познавательной, но зато и не больше.

Любители хороших видов, деревни, прогулки и свежего воздуха не становятся непременно ботаниками, астрономами, физиологами и химиками, — так и любители неразумной жизни отнюдь не обязаны делаться философами. Современные «переживалыцики» тот промах и делают, что увидавши в «переживании» материал и задачу для познания, воображают, что нашли в нем так же средство и даже самое познанное. Это, знаете ли, — не помню, где встретил такое остроумие, — заказавшему себе черный фрак притащили белого ягненка, а между тем от подлежащего познанию до познанного расстояние не меньше, чем от овечьей шерсти до готового фрака!

Во всех упомянутых формах и родах жизни есть отбор: годного и негодного — того также, что немцы называют giiltig ungiiltig, — то есть годного для государства, пищи, продажи и т. д. Нечто должно быть признано годным или негодным. Это-то жизненное признание и смешивают, — о чем была речь выше, и к чему опять возвращаюсь, — с познанием absolute. К чему последнее в тех, прочих жизнях? На это пускай отвечают, как им больше нравится, утилитаристы, прагматисты, волюнтаристы, переживалыцики. Что касается живущего познавательною жизнию, то его ответ спокойный: Ни к чему.

Похожие записи

  • 28.06.2015 Законы логики К черту все законы логики! Страхов считает, что была мышь да кошка, Двое, съела кошка мышь, стало одно, и называет это Сложением. Почему не вычитанием? Было двое, одного съела кошка, […]
  • 31.01.2016 Исторические влияния Не многим больше дает книга Эрна для уяснения других исторических влияний в философии Джоберти, и это относится как к тем философским течениям, которым Джоберти сочувствовал, так и к […]
  • 17.07.2015 Религиозный реформатор «Там, где Лютер хотел быть религиозным реформатором, — замечает Эрн, — Декарт хотел быть Философом, и потому его дело подпадает под аргументы философского порядка и подлежит логическому […]
Новое на сайте
Галерея
10235 10254 10449 10620 10734

Copyright © 2015. All Rights Reserved.